Flosnoctis
"Успокой меня заново" ©

«Приступы, когда воздух доводит до тошноты, ты лишь касаешься воздуха, но не хочешь им дышать, стараешься как можно быстрее выдохнуть его из легких, вытолкнуть эту смесь из себя. Взгляд ни на чем не останавливается, вода, отовсюду стекает вода, этот бесконечный шум, который невозможно остановить, невозможно определить его источник, он вокруг, он внутри, он повсюду, он нигде.
Шарлотта пытается забрать его боль, Шарлотта медленно размешивает чай в стакане и читает вчерашнюю газету, не замечает следы на стенах, упорно не замечает, как только может не замечает. Он снова слышит голоса, крики, хватается за голову, прерывисто дышит, но Шарлотта спокойна, она отпивает чай из стакана, немного обжигает свои губы, инстинктивно их облизывает.
Его неугомонный разум изменяет реальность вокруг, с потолка стекает всё больше и больше грязной воды, обои начинают отклеиваться и обнажать уродливые стены с рисунками углем. Искаженные лица, боль, эти стены кричат о боли. Шарлотта подгибает ноги и продолжает читать вчерашнюю газету: всё нормально, курс доллара стабилен, очередную "знаменитость на один день" не слишком случайно застали с очередным "любовником на один день", политики снова врут про "всё хорошо", как и все остальные вокруг.
Он стоит в углу, его одежда промокла, он царапает своё лицо, глаза закатываются и видны лишь белки.
- Воздух, этот чертов воздух... Он сводит меня с ума... Что произошло с этим чертовым воздухом?...
Шарлотта молчит, она увлечена чтением.
- Трещины, они повсюду, эти разломы невозможно остановить..., - он начинает хвататься за стены, за мебель, судорожно двигает руками, кажется, он действительно пытается что-то изменить, вдруг выбегает из комнаты и возвращается со скотчем, - надо же что-то делать, надо что-то делать...
Он начинает обматывать скотчем всё вокруг, не пропуская ни единого сантиметра. Вдруг его взгляд останавливается на ладонях, он смотрит на них то с одной стороны, то с другой, десятки раз. "Они уже на мне, на мне, на мне, на мне, на мне...", - он бубнит себе под нос, садится на пол и хватается за голову, начинает раскачиваться взад-вперед, словно кресло-качалка. Тут Шарлотта откладывает газету в сторону и поднимается с кресла, садится рядом с ним на пол, обнимает за плечи и целует в дрожащее плечо. Трещины на его коже начинают медленно исчезать, дыхание становится чуть более ровным, вода впитывается в пол.
- Иногда ты бываешь слишком далеко..., - он едва заметно и немного виновато улыбается и встает с пола, помогает встать Шарлотте...»